Вход в систему

Эжен АтжеЗамечательный французский фотограф-реалист Эжен Атже (1856 -1927), творил в первой четверти нашего века, в годы, когда в фотографии господствовало подражание живописи. Своими работами он по существу выступал против камерной светописи и утверждал самостоятельность подлинно фотографического видения. Тридцать лет он фотографировал Париж и его окрестности с целью - вопреки моде на салонную фотографию сохранить в снимках истинный облик города и его обитателей.

Самоотверженный фотограф донес до нас в визуальных образах жизнь большого города в самых разнообразных проявлениях. Его фотографии нечто большее, чем просто фиксация действительности. Не камера, а сам Атже диктовал, что надо «поместить» в очередной кадр. И хотя он сам никогда не претендовал на художественность своих работ, они стали эстетическим документом огромной важности - подлинным свидетельством жизни своего времени. Если взять пример из истории русской фотографии, то серии снимков Атже можно сравнить, пожалуй, только с сериями волжских жанровых снимков русского фотографа Максима Дмитриева конца прошлого - начала нашего века. «Одно стремление владело фотографами, - пишет об этом историк фотографии С. Морозов, - уловить жизнь такой, какой она была, чтобы снимки раскрывали страницы действительности».
Эжен Атже
Атже родился в 1856 году в Бордо. Он рос сиротой и воспитывался у дяди. Юнгой плавал на торговом корабле к берегам Южной Америки. Будучи молодым человеком, сделал первые шаги на сцене в провинциальном французском театре. Потом долгое время скитался по Франции, меняя театральные труппы. Однако карьера актера не принесла ему удовлетворения. У него были способности к рисованию и он всегда преклонялся перед творчеством больших художников. Видимо, поэтому Атже пробовал заняться живописью и даже начал брать уроки. Ему было сорок лет, когда он окончательно решил посвятить себя фотографии и оставил театр.

К этому времени у него созрела необычная для фотографов того времени идея - создать большую коллекцию снимков Парижа, показав его таким, каков он есть. Он приобрел камеру 18x24 см с запасом стеклянных пластинок и приступил к осуществлению своего замысла. В сущности, при жизни Атже так и не дождался публичного признания всей важности своей громадной работы. Изредка снимки мастера публиковались, но в фото графических салонах его не замечали. И только в последние годы жизни он получил материальную поддержку, и его имя стало приобретать известность. Это не было случайностью. Наступала пора решительного поворота фотографии к реализму и по достоинству было оценено наследие Атже.
Однажды итальянское издательство «Электа», известное на Западе книгами по архитектуре и дизайну, приступило к изданию серии альбомов и книг по фотографии. Одним из первых в серии был представлен Эжен Атже.
Сен-Клу
Фотографическое наследие мастера огромно. Он оставил после себя более двух тысяч негативов на стеклянных пластинках и около десяти тысяч отпечатков. В альбоме, изданном «Электой», помещено 82 снимка. Воспроизведены они факсимильно, то есть отпечатки сделаны контактно с пластинок, без какого-либо кадрирования и ретуши, с сохранением следов, оставленных несовершенными кассетами. Все это придает снимкам ощущение подлинности. Перелистывая альбом, читатель как бы погружается в атмосферу того времени.

Рассматривая фотографии, можно только удивляться, каким образом Атже удавалось уловить особенные, не воспринимаемые привычным глазом черты городской культуры, характерные для Парижа тех дней.

Атже кропотливо и подробно исследует жизнь улиц большого города, рассудительно и подчас с горечью умного, много повидавшего человека фиксирует жизнь, протекающую перед его глазами: вымощенные брусчаткой узкие улочки Латинского квартала, витрины лавок, образцы парковой скульптуры, неприглядные, заваленные ветошью дворики бедных кварталов и их жителей - тружеников Парижа.
Улица Виль. Багне
Кинорежиссер С. Эйзенштейн высоко ценил творчество Атже. Он называл его одним из «замечательнейших фотографов прошлого» и говорил, что основная сила его произведений - «поразительный ухват... физиогномии лестницы, угла, двора, улицы, лавчонки. Это в них ценнейшее. Затем в это основное целостное восприятие они включают выверяемые общим восприятием детали, чем углубляют или контрастно оттеняют основное». В снимках Атже обнаруживаются черты подлинного гуманизма, причем наиболее зримо они просматриваются в кадрах уличных сцен. Атже показывает простых людей в их повседневной жизни и среде: уличного продавца зонтиков, старьевщиков, цветочника...

В его работах нет приукрашения действительности, умышленного подчеркивания или поиска каких-то особых эффектов. Но выработанной им, на первый взгляд, скромной техникой он владел превосходно. Специалисты отмечают, что негативы Атже, при несовершенстве тогдашних фотоматериалов, обладают весьма высоким качеством, хотя мастер никогда не пользовался экспонометрическими устройствами. В интерьерных съемках он не употреблял подсветки, а пользовался только естественным освещением. И всегда предпочитал резкость по всей глубине пространство кадра.

В своем творчестве Атже выступает как реалист. Его фотографии привлекают своей документальностью, непосредственностью, неподдельной простотой. Нигде он не нарушает основного принципе творческой фотографии: произведение фотоискусства эстетически полноценно тогда, когда создается на основе специфики его выразительных средств. Раньше других ощутив истинную природу фотографии, ее документальную основу, он всегда стремился не к зеркальному копированию, а к выявлению сущности реальности. В этом значение творчества Атже. Он смог своими фотографиями «через предметный мир дать облик культуры Франции».

Читайте еще: Выдающийся фотожурналист Уильям Юджин Смит

Комментировать